Назад ]

ЗАРУБЕЖНЫЙ ВЕНЧУРНЫЙ КАПИТАЛ В РОССИИ

(аналитический обзор)

Сергей Алипов, Валерий Самохин
Аналитическая группа компании "РостИнвест"


Венчурный капитал и прямое инвестирование в Pоссии - Сборник статей и выступлений, Санкт-Петербург, 2000. Опубл. на сайте Российской Ассоциации венчурного инвестирования.


Введение 

Венчурный бизнес, зародившийся в США в середине 50-х годов и развившийся в мощную мировую индустрию к концу 80-х, продолжает и в 90-е годы динамично развиваться, демонстрируя рост объемов инвестиций при сохранении высокого уровня доходности, удовлетворяющего различные категории инвесторов.

Венчурный бизнес является, пожалуй, наиболее высокотехнологичным видом современного финансового менеджмента. Такая его характеристика органически вытекает как из его целевой функции - содействия динамичному развитию наиболее перспективных идей и технологий путем целевых инвестиций, - так и методики инвестирования, предполагающей обязательную поддержку предприятия-реципиента топ-менеджментом управляющей компании венчурного фонда.

За десятилетия своего существования венчурный бизнес зарекомендовал себя как один из наиболее действенных инструментов поддержки и развития реального сектора экономики. Объектами венчурных инвестиций становятся в первую очередь компании и технологии, обеспечивающие не только динамичное развитие существующих производств, но и появление качественно новых товаров и услуг.

Зарубежные венчурные фонды в России 

Несомненным подтверждением эффективности венчурного бизнеса на развивающихся рынках является достаточно высокая активность зарубежного венчурного капитала в России. В настоящее время декларируют свое присутствие в России более 40 венчурных фондов с суммарными активами не менее 4,3 млрд. долларов. На территории России размещены представительства около 30 управляющих компаний венчурных фондов. Подробную информацию о зарубежных венчурных фондах и компаниях, действующих в России, журнал планирует опубликовать в одном из ближайших номеров.

Все действующие зарубежные фонды можно условно разделить на три группы: 

фонды, капитал которых полностью или частично сформирован Европейским банком реконструкции и развития (фонды ЕБРР) с участием других международных финансовых организаций; 

активно действующие в России фонды, в создании и деятельности которых, наряду с корпоративными и частными инвесторами, в той или иной форме участвует государство ("активные" фонды); 

фонды, заявившие о своей заинтересованности в присутствии на российском рынке, однако еще не проявившие значительной деловой активности ("пассивные" фонды). 

Естественно, деление фондов на "активные" и "пассивные" весьма условно и основано на имеющихся сведениях о количестве и объемах инвестиций, осуществленных в России. При этом необходимо учитывать, что фонды, как любые серьезные коммерческие структуры, весьма сдержанны в предоставлении информации о своей деятельности. Поэтому не совсем корректно определять активность только по указанным характеристикам. Очевидно, например, что венчурный фонд, не инвестирующий в настоящее время, но активно разрабатывающий динамичную стратегию деятельности в России, не может быть отнесен к числу "пассивных". 

Фонды ЕБРР 

В России в настоящее время действуют 10 региональных венчурных фондов, капитал которых образован за счет средств Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР), вложившего 308 млн. долл. Расходы на содержание и обеспечение деятельности фондов покрываются из средств технической поддержки (порядка 200 млн. долл.), безвозмездно выделяемых правительствами стран "Большой семерки".

Фонды были сформированы в 1993-1994 годах в рамках программы поддержки частных и приватизированных предприятий преимущественного среднего бизнеса (до 5 тыс. работающих) в регионах России.

С начала реализации программы по 16.04.99 всеми фондами было осуществлено инвестирование 46 российских компаний на общую сумму 90,6 млн. долл., что составляет 29,4% от общего капитала фондов.

Отраслевые предпочтения в явном виде не выражены: проинвестированные компании специализируются в 32 видах деятельности, в т.ч. переработка древесины, полиграфия - по 4 компании; производство молочных продуктов, оптовая торговля - по 3 компании; переработка мяса, производство стройматериалов, автотранспорт, производство пластика в гранулах, пошив одежды - по 2 компании.

Средний размер инвестиции - около 2 млн. долл., интервал значений - от 0,5 млн. долл. до 4,5 млн. долл. Существует практика совместного финансирования несколькими фондами одной компании (петербургские компании по переработке мяса и торговле медицинскими препаратами, нижегородская компания по производству медицинских препаратов). При этом суммарные инвестиции в одну компанию превышают 8 млн. долл.

Не осуществил ни одной инвестиции в своем регионе венчурный фонд Центральной России, однако он же инвестировал в две петербургские и одну нижегородскую компании. Судя по всему, управляющая компания Quadriga Capital Russia, управляющая также Санкт-Петербургским региональным фондом, в большей степени заинтересована в развертывании деятельности в Питере, используя для этого объединенные средства обоих фондов.

Совершенно очевидно тяготение зарубежного венчурного капитала к промышленно развитому Северо-Западу России. Суммарный капитал венчурных фондов Санкт-Петербурга, Северо-Запада и Запада, Центральной России составляет 120 млн. долл., или 40% капитала всех региональных фондов ЕБРР. Кроме того, одна из петербургских компаний была дополнительно проинвестирована фондом Нижнего Поволжья. При этом доля уже инвестированных в предприятия города средств у Санкт-Петербургского фонда составляет 48,7%. Это является наиболее высоким показателем для группы фондов ЕБРР. Таким образом, ярко выражена как концентрация средств в регионе, так и высокая активность в их размещении.

Все региональные фонды характеризуются тем, что единственным их акционером является ЕБРР, поэтому на деятельность управляющих компаний этих фондов, несомненно, оказывает влияние определенная политическая сверхзадача: содействие становлению рыночной экономики в России. Исходя из этого очевидно, что не так уж важен количественный результат деятельности в виде высокой прибыли, а более важно избежать отрицательного эффекта, который неизбежно возникнет при неудачах в реализации проектов. Отсюда единственно возможной стратегией является минимизация рисков, которая достигается внимательным и неторопливым выбором пусть низкодоходных, но достаточно надежных проектов.

Срок существования фондов - 10 лет, что обеспечивает временной лаг как для беспроигрышного выбора и реализации проектов, так и для достижения определенной стабильности в политической и экономической ситуации в стране. Кроме того, для снижения риска средства вкладываются только совместно со стратегическим зарубежным партнером либо российскими федеральными или региональными структурами. Также примечательны и предпочтения по стадиям инвестирования - "расширение" и более поздние стадии. Это предполагает инвестиции в стабильно действующие предприятия со сложившейся командой и достаточной историей, что в значительной степени снижает риск неудачи.

Помимо региональных фондов, ЕБРР полностью сформировал капитал двух венчурных фондов долевого участия в малых предприятиях, учрежденных в январе 1995 года в Н.Новгороде (5 млн. долл.) и в июне 1995 года в Санкт-Петербурге (10 млн. долл.). Фонды направлены на поддержку малого бизнеса и развиваются достаточно динамично: в портфеле нижегородского фонда 14 компаний с общим объемом инвестиций 2,35 млн. долл. (47% размера фонда), у петербуржцев - 10 компаний с объемом инвестиций 3,79 млн. долл. (38%), из которых 1,6 млн. долл. - повторные инвестиции в 6 компаний. Так как отраслевыми предпочтениями фондов является производство товаров и услуг, обладающих явными конкурентными преимуществами, среди предприятий-реципиентов преобладают производители продуктов питания, тары и упаковки, стройматериалов, одежды, изделий из древесины. Однако есть и высокотехнологичные предприятия по изготовлению алюминиевых и титановых деталей для автомобилей и велосипедов (Н. Новгород), специального сварочного оборудования (Санкт-Петербург).

Особо следует сказать о Российском технологическом фонде, капитал которого также сформирован ЕБРР с участием Международной финансовой корпорацией (МФК) из группы Мирового банка. Указанный фонд с капиталом 10 млн. долл. интересен своей ориентацией на осуществление венчурных инвестиций в предприятия, разрабатывающие и внедряющие инновационные технологии для внутреннего рынка. Хотя фонд не определяет региональных предпочтений, его деятельность в настоящее время ограничена Санкт-Петербургом, там же расположено и представительство фонда. За время существования фонд осуществил инвестиции в 4 портфельные компании общим объемом более 2 млн. долл. (около 25% капитала).

В целом при сравнении приведенных цифр можно отметить, что фонды, ориентированные на малые предприятия, более динамичны в своем развитии, как более динамичен и сам объект их интереса. Благоприятная ситуация для фондов малого бизнеса определяется сегодня колоссальной потребностью в инвестициях практически для всех предприятий, поэтому отсутствует дефицит в выборе реципиента (например, петербургским фондом долевого участия в малых предприятиях за время существования рассмотрено более 1000 заявок на инвестиции). Очевидно, что в такой массе предложений обязательно присутствуют 1 - 2% высокодоходных низкорисковых проектов. Можно также предположить, по тем же причинам, что первые "выходы" венчурного капитала произойдут именно в малом бизнесе.

Помимо описанных выше, ЕБРР принимал долевое участие в формировании еще ряда фондов, обычно совместно с МФК. В тех фондах, где ЕБРР и МФК не являются акционерами, имеющими контрольный пакет, влияние политических факторов не становится определяющим при выборе стратегии деятельности управляющих компаний. Стратегия определяется менеджерами компаний и отражает их профессиональные предпочтения и оценку ими состояния рынка и бизнеса в России. Суммарный капитал этих фондов составляет порядка 530 млн. долл. При этом надо отметить, что только 2 фонда из этой подгруппы ограничивают свою деятельность Россией, все остальные действуют в СНГ либо странах Восточной Европы, включая Россию. По имеющимся данным, 4 фонда этой подгруппы осуществили инвестиции в 82 компании на общую сумму порядка 270 млн. долл., при этом в России - не менее 200 млн. долл. в 69 компаний.

Судя даже по этим неполным цифрам, можно сделать вывод о высокой активности профессиональных управляющих компаний, обусловленной в первую очередь хорошими перспективами для венчурных капиталистов на развивающемся рынке России. Например, созданный в 1994 году First NIS Regional Fund с капиталом 160 млн. долл. уже в апреле 1998 года выплатил акционерам в виде дивидендов 100 млн. долл., а в 1999 году, несмотря на августовский кризис, - 33,6 млн. долл. Причем в качестве меры противодействия повышению уровня риска, вызванного кризисом, руководством фонда избрано значительное увеличение объема прямых инвестиций в действующие предприятия реального сектора экономики.

Общим для фондов этой подгруппы является ориентация на предприятия среднего бизнеса, что подтверждается минимальным размером инвестиций от 1 млн. долл.

"Активные" фонды

К этой группе можно отнести 6 фондов с суммарным капиталом порядка 1,26 млрд. долл., осуществивших до настоящего времени прямые инвестиции общим объемом не менее 430 млн. долл. в несколько десятков российских компаний. Состав группы весьма представителен: два фонда - TUSRIF (The United States - Russia Investment Fund) и Defence Enterprise Fund - образованы из средств Правительства и Департамента обороны США соответственно; деятельность Investment Fund for Central and Eastern Europe (Дания) поддерживается государством, состав совета директоров фонда утверждается Министром иностранных дел Дании; акционерный капитал Agribusiness Partners International гарантирован правительственным агентством США по сельскому хозяйству и Заокеанской корпорацией частных инвестиций (OPIC). Другими словами, эти фонды при осуществлении деятельности в значительной степени руководствуются правительственными стратегиями своих стран (США и Дании). Если американские фонды действуют в рамках межправительственных соглашений, основной задачей которых является поддержка рыночных реформ в России, то руководство датского фонда не скрывает протекционистской направленности своей деятельности: "наиболее значительным эффектом [деятельности фонда] является рост экспорта в страны Центральной и Восточной Европы в 90-е годы. Многие датские предприятия включили инвестиции в стратегию проникновения на рынки, защищенные тарифными барьерами." (из годового отчета за 1998 год).

Капиталы фондов AIG-Brunswick и Russia Partners сформированы финансовыми учреждениями, инвестиционными организациями, пенсионными фондами, частными лицами и компаниями США. Несомненно, эти фонды более свободны от необходимости учитывать в своей деятельности политические соображения. Солидность фондов и надежность вложения в них капиталов обеспечивается гарантиями OPIC, защищающими акционеров от возможной потери капиталов. Однако наличие этих гарантий налагает определенные ограничения на осуществляемые фондами операции. Наряду с общепризнанными ограничениями, связанными с недопущением вреда окружающей среде, здоровью, благосостоянию и правам человека, существует запрещение инвестиций в проекты, наносящие ущерб торговле, коммерческим связям и занятости населения США (например, экспорт российских технологий подпадает под ограничения OPIC). Более того, перед одобрением инвестиционного проекта OPIC оценивает его согласуемость с экономическими и внешнеполитическими интересами США. Таким образом, деятельность фондов этой группы учитывает национальные интересы сформировавших их капиталов, что, впрочем, нисколько не умаляет ее значения для поддержки экономики России и продвижения на российский рынок технологий венчурного бизнеса.

Из этой группы только TUSRIF ограничивает Россией зону своей деятельности. Для остальных фондов регионом интересов является СНГ (конечно, в значительной степени инвестиции концентрируются в России), страны Балтии, Центральной и Восточной Европы.

Отраслевые предпочтения фондов этой группы во многом совпадают с фондами ЕБРР: сельское хозяйство и пищевая промышленность, потребительские товары и услуги, телекоммуникации, строительство, фармацевтика и т.д. Отдельно в этой группе стоит Defence Enterprise Fund (Фонд оборонных предприятий), основная задача которого - оказание помощи новым независимым государствам (NIS) - России, Украине, Казахстану и Белоруссии - в проведении приватизации оборонных предприятий и конверсии военных технологий и производственных мощностей. Фактически фонд осуществляет со-инвестирование совместных конверсионных проектов российских оборонных предприятий с обязательным участием зарубежных партнеров соответствующего профиля. Предприятия Москвы и московского региона составляют 75% от числа российских портфельных компаний фонда, инвестиции в них составили 83% от общего объема инвестиций в Россию. Этот факт является подтверждением, во-первых, высокого научно-технического потенциала региона и, во-вторых, влияния местоположения представительства венчурного фонда на выбор предприятий-реципиентов. 
В целом активность этой группы фондов в части прямых инвестиций значительно выше, чем фондов ЕБРР. По имеющимся данным (нет данных по AIG-Brunswick) объем размещенных в России средств уже значительно превышает 50% от общего объема предполагаемых инвестиций в российскую экономику. При этом фонд Russia Partners полностью инвестировал свои средства. Фонды этой группы осуществляют инвестиции в средние и крупные предприятия, минимальный размер инвестиций составляет 3 - 5 млн. долл.

"Пассивные" фонды

К этой группе (как уже говорилось, весьма условно) можно отнести 16 фондов, суммарный капитал которых составляет не менее 2,2 млрд. долл. Несмотря на декларированный интерес к деятельности в России, отсутствуют достоверные сведения о масштабных инвестициях, осуществляемых этими фондами в российскую экономику.

Состав этой группы фондов весьма разнообразен как по размерам капитала, так и по страновой принадлежности. Здесь присутствуют американские гиганты типа Morgan Stanley Dean Witter, NCH Advisors c капиталами 300 - 700 млн. долл. и небольшой британский фонд Red Tiger с 15 млн. долл. капитала, финский FINNFUND и греческий Commercial Capital. Региональные интересы этих фондов редко ограничиваются только Россией, обычно это СНГ либо еще шире - европейские страны, в т.ч. СНГ. При этом известно, что большинство этих фондов активно действуют в странах Восточной и Центральной Европы, Черноморского бассейна. Отраслевые предпочтения характерны для фондов, действующих на развивающихся рынках: телекоммуникации, потребительские товары и услуги, фармацевтика и медицина, продовольственные товары, природные ресурсы. Ряд фондов проявляет интерес к российским технологиям: Morgan Stanley Global Emerging Markets, Cruises Capital Management Fund, Commercial Capital, NIS Transformation Fund.

Отличительной особенностью этих фондов является полная независимость в принятии решений по инвестициям - в основном их капиталы сформированы негосударственными корпоративными и частными инвесторами. Основное условие - удовлетворение интересов акционеров, в первую очередь обеспечение высокой доходности на вложенный капитал. Поэтому совершенно очевидны причины неопределенности их позиции по вопросу деятельности в России: высокие риски, связанные с нестабильностью политической и экономической ситуации в стране; неразвитость рынка ценных бумаг; таможенные тарифы и ограничения и т.д. Однако несомненно одно - фонды этой группы даже в послекризисный период сохраняют серьезную заинтересованность в расширении своего присутствия на перспективном российском рынке, разрабатывают оптимальные стратегии своей инвестиционной деятельности. Свидетельством тому является проведение регулярных совещаний представителей инвестиционных и венчурных фондов по оценке ситуации в странах Восточной Европы и СНГ, в том числе России, и принятию согласованных решений по дальнейшей деятельности. В частности, последнее подобное совещание проходило в Польше в сентябре нынешнего года. Несмотря на то, что в настоящее время менеджеры фондов придерживаются стратегии "stand-by", не вызывает сомнений, что при стабилизации ситуации в стране значительные объемы "придерживаемых" в настоящее время зарубежных венчурных инвестиций могут быть в короткие сроки привлечены в ключевые секторы российской экономики.

Недостаточность информации не позволяет дать исчерпывающую и полностью объективную характеристику деятельности фондов этой группы в России; вероятно, не все участники этого бизнеса попали в поле нашего зрения. Работа в этом направлении продолжается, и по мере накопления информации и ее анализа достоверность и точность оценок будет постоянно повышаться.

Заключение

Как следует из материалов обзора, наибольшую активность в России проявляют фонды, сформированные и действующие с участием международных финансовых организаций и государств-доноров. Фонды третьей группы, представляющие классический венчурный капитал с его колоссальными финансовыми ресурсами, пока не определились в своем выборе. Но, по большому счету, именно их позиция является характеристикой инвестиционной привлекательности России. Выход этих фондов из режима ожидания и переход к активной деятельности станет действительным подтверждением изменения инвестиционных приоритетов зарубежного капитала в пользу России.

Благодарность

Аналитическая группа компании "РостИнвест" выражает искреннюю признательность за помощь в подготовке материалов настоящего обзора старшему научному сотруднику Института автоматизации проектирования И.И. Рабиновичу. 

--------------------------------------------------------------------------------

Источники информации 
1. Венчурный капитал в странах СНГ. Справочник. EVCA, 1998 г. Перевод И.Богданова при участии Российского Технологического фонда. 
2. Материалы собственных исследований аналитической группы компании "РостИнвест" 


Назад ]